Причина тридцать пятая

С Вашей стороны просто безрассудство выражать сомнение относительно моего диагноза катаракты; если такое возражение могло иметь основание лет почти двенадцать тому назад, когда я впервые лечил катаракту, то в настоящее время оно едва ли может иметь значение. Впрочем, если угодно, я Вам дарю все мои диагностические способности, так как приведенные случаи были диагностированы самыми известными и опытными специалистами по глазным болезням. Что же Вы можете возразить теперь? Что эта была не старческая катаракта. B таком случае, прочтите то, что мною было помещено в «Homoeopathic World» от 1-го октября 1881 г.; я Вам дословно выпишу эту статью.
Случай катаракты, значительно облегченной лекарствами

В маленькой монографии я старался защищать тезис, что катаракту можно часто излечивать с помощью лекарств, даваемых внутрь. Большинство товарищей, разумеется, игнорирует это, я этого и ожидал. Некоторые из более просвещенных приветствовали книжечку, как честную попытку; как несовершенное, но солидное начало. Другие же, по старой моде, сомнительно покачивали головами, бормоча что-то о «ошибочном диагнозе», не без некоторого самодовольства при мысли о собственном превосходстве в этом отношении.

Со времени выхода в свет книжечки «Излечимость катаракты лекарствами», я продолжал мои скромные попытки в этом направлении, невзирая на шутки и насмешки. Мне удалось пользовать еще очень немного случаев, отчасти потому, что я не желаю начинать лечение, если больной не соглашается, в случае необходимости, продолжать его год или два года, а большинство от этого отказывается.

Неудивительно, что люди относятся с недоверием к возможности видоизменять вещество непрозрачного хрусталика, так как это на самом деле весьма трудно и мне самому это слишком часто не удается, хотя далеко не всегда, и я смотрю на будущность вопроса с большими надеждами.

Противники тезиса, что темный хрусталик может быть видоизменен с помощью лекарств, часто возражают, что особенно у людей престарелых, достигнуть этого нет никакой надежды. Ввиду этого, я хочу привести случай, показывающий, что даже восьмидесятилетний старец может быть существенно облегчен и получил вновь значительное количество полезного зрения. Это самый старый случай, мною пользованный, и он обратил нескольких насмешников в почтительных слушателей. Я не привожу всего лечения, а только выдающиеся части его.

Г-жа* 81 г. от роду, обратилась ко мне на исходе 1880 г., страдая катарактой обоих глаз, диагностированной разными врачами и специалистами. Зрение ее было очень слабо; читать она не могла и едва была в состоянии узнавать людей на улице и различать картины, висящие в моей приемной. Считая случай этот безнадежным, главным образом, ввиду преклонных лет больной, я не входил в обычное подробное исследование, и назначил, на патологических основаниях, Chelidonium IХ, по пяти капель в воду утром и вечером.

2 февраля 1881 г. Она пришла и сказала что у нее легче во рту, язык менее тверд и неподвижен. Зрение не улучшилось. Полагая, что для почтенной дамы еще существовал луч надежды и что, по крайней мере, предоставляется возможность предупредить полную слепоту, я вошел в более подробные расспросы. Оказалось, что у нее временами двоезрение (diplopia) и предметы кажутся ей отдаленнее, чем они в действительности находятся. Но, главное, что ее давно тревожит, это следующее: когда она просыпается утром, у нее язык бывает тверд и неподвижен, как доска. Имело ли это какую-либо связь с катарактными хрусталиками — было неясно; во всяком случае, это был самый постоянный, особенный и характерный симптом, к тому же очень беспокойный. Я обратился к реперторию и, наконец, остановился на Sulfur jodatum (см. симптом № 40 в Энциклопедии Аллена). Приняв во внимание общий характер этого средства и патологию болезни, я не колеблясь назначил по шести гран четвертого сотенного растирания, принимать на ночь, ложась в постель.

21 марта. В этот день у меня записано: «Твердость и неподвижность языка прошли, а они мучили ее два года; видит вдаль решительно лучше».

Чтобы видаться со мной, она приезжала в город по железной дороге, и замужняя дочь обыкновенно встречала ее на вокзале. В первый раз, когда она была у меня, она не могла узнать свою дочь на платформе, сегодня же она тотчас узнала ее на некотором расстоянии и также легко распознает мои картины. Продолжать.

1 июля. 3pение незначительно поправилось; может теперь прочитать статью в газете. Iodium 30.

Август. Получил сообщение от дочери, что больная теперь видит так хорошо, что не будет продолжать лечение. Она свободно читает книги, напечатанные крупным шрифтом.

15 сентября. За советом обратилась сегодня подруга этой дамы и заметила: «Г-жа* теперь читает газету каждый день с час или два».

Ей теперь 82 года от роду. Это моя тридцать пятая причина, почему я гомеопат.

1 комментарий

avatar
Катаракту первой степени можно и без лекарств обратить. )
  • 0
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.